Рак и беременность

С каждым годом растет частота злокачественных новообразований, выявленных во время беременности в группе женщин старше 30 лет. Это обусловлено тем, что в развитых странах молодые женщины откладывают рождение ребенка на более поздний период своей жизни в связи с желанием сделать профессиональную карьеру, тем самым значительно увеличивая частоту деторождения после 30 лет.

Американский хирург B.F. Byrd еще в 1962 г. в статье о лечении опухолей молочной железы во время беременности выдвинул тезис, что «не беременность должна быть прервана, а рак» [1]. В связи с редкой встречаемостью онкологического заболевания во время беременности (1 на 1000) [2] отсутствуют мультицентровые рандомизированные исследования при единичном числе когортных и проспективных исследований с коротким периодом наблюдения. Отсутствие данных как о влиянии беременности на течение онкологического заболевания, так и о воздействии опухолевого процесса на состояние здоровья новорожденного при проведении химиотерапии ставит практикующих врачей перед сложной задачей выбора оптимальных методов диагностики и лечения и требует дальнейших исследований и методических разработок по ведению беременности, осложненной онкологическим заболеванием [3–6].


Длительное время существовала догма о негативном гормональном влиянии беременности на прогноз злокачественного заболевания, что беременность способствует прогрессу опухоли и увеличивает частоту рецидива новообразования [7, 8]. В дальнейшем это мнение было опровергнуто, и был сделан вывод, что беременность не несет негативного влияния на прогноз онкологического заболевания [2, 4–7, 9–13]. Однако до сих пор как онкологи, так и акушеры-гинекологи не знают современных основ ведения беременности при данной патологии. В 2012 г. бельгийские исследователи провели опрос среди акушеров-гинекологов и онкогинекологов из 246 медицинских учреждений 14 стран Европы: 44% опрошенных рекомендовали прерывание беременности при сочетании с онкологическим заболеванием, 58% – индукцию преждевременных родов с последующим началом лечения в послеродовом периоде, а 37% – не стали бы проводить химио- или радиотерапию во время беременности. Данные опроса отражают незнание врачами проблемы «рак и беременность» при консультации этих пациентов и противоречат современным данным доказательной медицины [14]. Эти результаты схожи с данными исследовательской группы из Дании, где число артифициальных абортов в группе пациенток с раком молочной железы составило 82% [15].

Помимо этого существует ничем не аргументированное мнение, что дети, рожденные женщинами с онкологическим заболеванием, не могут быть здоровыми. Однако результаты многолетних наблюдений показали, что риск врожденных аномалий у детей, матери которых получали лечение по поводу злокачественных новообразований, не выше общепопуляционного.

Лечение беременной пациентки со злокачественным заболеванием представляет собой этический конфликт. Врач сталкивается со сложной профессиональной задачей: с одной стороны, отсроченная диагностика и недостаточно агрессивное лечение, с другой – возможное токсическое влияние некоторых методов диагностики и противоопухолевого лечения на развитие плода и будущего ребенка. В основу тактики ведения беременности должно быть положено совместное обсуждение врачей-специалистов, беременной женщины и ее семьи, и решение, которое принимается относительно беременности, зависит от ее срока, стадии заболевания, методов лечения и желания пациентки. Поэтому ведение беременности у пациенток с онкологическими заболеваниями – это задача мультидисциплинарной команды, состоящей из онколога, акушера-гинеколога, перинатолога, онкогематолога, генетика, психолога и репродуктолога [9, 16].

Из всех онкологических заболеваний, выявляемых во время беременности, наиболее часто встречаются рак шейки матки, рак молочной железы, лимфомы и лейкозы.


Оригинальная статья опубликована на сайте РМЖ (Русский медицинский журнал): https://www.rmj.ru/articles/akusherstvo/Rak_i_beremennosty/#ixzz6tyVYjMWa

Follow us: rusmedjournal on Facebook